angol42 (angol42) wrote,
angol42
angol42

Велопокатушка по Горному Алтаю. Август 2016.


5 августа, 4 день.
Утро встретило ясным небом, ветер за ночь стих, день обещал быть солнечным. Стараюсь не обращать внимания на взаимоотношения моих спутников – Илья, видимо, в ответ на вчерашний грибной ужин приготовил завтрак и съел его в одиночестве, о чем я узнал, уже выйдя на дорогу, а иначе поделился бы с Ириной порцией овсянки.

Выехали в 8.50. Проезжая мимо стоянки, где вчера остановилась пара из Новосибирска, Илья внезапно прокричал: «Новосиб говно!!!», и как ни в чем бывало поехал дальше. Я вздрогнул от неожиданности и посмотрел в сторону палатки новосибирцев – мои земляки в такой ситуации расценили бы выкрик Ильи как руководство к действию. Новосибирцы же на крик никак не отреагировали – скорее всего, просто не расслышали.

Через полчаса проехали подвесной пешеходный мост через Чулышман. Одновременно с нами к мосту подъехал Урал с десятком туристов, поэтому мы, особо не задерживаясь, покатили дальше, в сторону перевала Кату-Ярык.

В 9.30 мы подъехали к началу подъема. Илья сразу устремился вперед и вверх, спеша догнать группу велосипедистов, маленькими точками шагающими рядом с велосипедами где-то в середине первой петли перевала.





Мы с Ириной, не спеша набрав воды, начали взбираться вверх в 9.50.

Даже такие труднодоступные места, как долина реки Чулышман (которая представляет собой каньон, и куда можно попасть либо переплыв Телецкое озеро, либо перебравшись через узкий серпантин грунтовки, проложенной через перевал Кату-Ярык), теряют свою неповторимость и труднодоступность под наплывом многочисленных автотуристов. Проезжающие мимо машины оставляли за собой тучи пыли и запах жженой резины. Все 3 с небольшим километра подъема я прошел пешком. В 12.00 вышли на смотровую площадку.




фото Ирины Якуниной


фото Ирины Якуниной

Илья догнал группу велотуристов, и сидел теперь рядом с ними на поросшем травой горном склоне. Увидев нас, он сообщил мне, что решил изменить свой маршрут и присоединиться к ребятам, сидящим рядом с ним. Ирина же, так как у нее нет палатки, остается со мной. Своей, теперь уже бывшей, спутнице он напомнил, что она давно предлагала разделиться – вот теперь ее желание исполнилось. Они тут же припомнили друг другу вчерашний ужин и сегодняшний завтрак и еще что-то - что именно, я старался не слушать. Нормально, блин! Кто другой, может, и порадовался бы, или же просто воспринял ситуацию спокойно, но я, как женатый человек, почувствовал себя крайне неуютно как от перспективы ночевать в одной палатке с посторонней женщиной, так и от бесцеремонности Ильи, так просто бросающим свою подругу.

Несмотря на бурные события внутри коллектива, нельзя было не поздороваться и не познакомиться с ребятами, сидящими рядом. Поздоровался, спросил, откуда они. Парень в шляпе, оказавшийся ко мне ближе всех, ответил, что из Екатеринбурга. Я оживился, ведь часть маршрута я позаимствовал из отчета Дмитрия Карпунина из Екатеринбурга, а точнее из Новоуральска, прошедшего здесь с группой два года назад, Спросил ребят, знают ли они Карпунина. Парень в шляпе немного потянул с ответом, и говорит, мол, да, знает - он это. Я опешил – вот ведь совпадение!

Оба-на!- говорю в ответ и рассказываю ребятам, что везу с собой их отчет, распечатанный на бумаге (я всегда беру с собой в походы распечатанную на бумаге информацию о предстоящем маршруте). Новоуральцы оживляются, называют меня своим фанатом. Говорю ребятам, что я не фанат, а скорее последователь, и наше знакомство скрепляется рукопожатием, фото и видеосъемкой.




фото Дмитрия Карпунина


фото Дмитрия Карпунина





Новоуральцы с Ильей уезжают вперед. Мы с Ириной стартуем чуть позже. Она предлагает мне не напрягаться и ехать дальше самостоятельно, отвечаю ей, что все нормально, хотя неуютность от ситуации появилась.

Через 5 километров кафе с чаем, вкусными пирожками и алычей. Здесь уже обедают новоуральцы с Ильей. Забираю у Ильи фонарик, который одалживал ему два дня назад. Ребята снова уезжают вперед. Мы с Ириной, пополнив запасы воды из родника (воды не будет до Балыктуюля), не спеша выезжаем следом. Солнце припекает. Пыль от встречных и попутных машин не успевает рассеиваться и уже хрустит на зубах.

Через 10 километров (считая от кафе) подъем сменяется спуском и начинаются качели. Вблизи поселка Балыктуюль начинается долгожданный асфальт.

У поселкового магазина уже стоят велосипеды, ребята покупают лимонад и перекус. Дмитрий вспомнил встречу с местными жителями у этого же магазина 2 года назад. Конфликта тогда удалось избежать лишь благодаря его находчивости и наивности местных.


фото Дмитрия Карпунина

Поселки Балыктуюль и Улаган приобрели у туристов славу одних из самых хулиганских населенных пунктов в Горном Алтае – видимо, сказывается их отдаленность и относительная труднодоступность. Мы проехали оба поселка большой группой, стараясь не растеряться. В Улагане остановились у магазина Мария Ра – ребята докупили продуктов. Я позвонил жене и рассказал про ситуацию с новой соседкой по палатке, в ответ получил сдержанное одобрение.

Дмитрий предложил встать на ночевку вместе, в 11 км от Улагана, на берегу реки Кубадра.
К месту стоянки подъехали в сумерках. Три палатки встали рядом – большая новоуральцев и две поменьше, моя и Ильи. Ирина с видимым облегчением сложила вещи в мою палатку. Они с Ильей опять начали переругиваться – пришлось их тормозить, а то уже надоело.

Поведение Ильи показалось мне странным – как новый член коллектива новоуральцев, он никак не стремился налаживать с ними контакт, знакомиться и обсуждать предстоящий маршрут. Вместо этого, поужинав в одиночестве, он забрался в свою палатку.

Мы же допоздна посидели с ребятами, говоря на вечные для велотуристов темы – маршруты пройденные и планируемые.

Километраж – 70 км
Общий подъем – 1678 метров, общий спуск – 977метров.
Время в движении 7 часов 09 мин
Стоянка на высоте 640 метров.

6 августа, 5 день.


фото Дмитрия Карпунина

Ирина завтракала со мной, Илья поел рядом, но в одиночестве. Выехали втроем. Новоуральцы собирались неспешно, с просушкой своей большой палатки. Договорились встретиться на базе у Михалыча.

Через несколько километров, сразу после моста через Кубадру начался подъем в улаганский перевал. По пути в перевал проезжаем Улаганскую долину – еловые поля, за которыми высятся горные склоны.

Машин с утра немного, ехать не пыльно. Ирина с Ильей снова объединились – вдвоем уехали вперед. Я со всей своей поклажей в гору еду медленнее. Не имея опыта одиночных походов, я переборщил с экипировкой, продуктами и запчастями – в этом походе у меня было абсолютно все, что только может представить себе велотурист (забегая вперед, скажу, что в магазины за весь поход заходил лишь 3 раза, и покупал только лимонад, а почти половину продуктов вообще привез домой).

В этот поход я впервые взял с собой пакет гейнера, спортивного питания, и с успехом заменял им обед и дневные перекусы. Отпустив красноярцев вперед, незадолго до последнего взлета на перевал я остановился у обочины, и, вдыхая запах хвои, намешал коктейль из гейнера.



Сидя на траве, я не спеша потягивал густую жижу с банановым вкусом и ждал появления новоуральцев, но так и не дождался – поехал дальше. Последние пару километров подъема в перевал я прошел пешком. 2100 метров над уровнем моря. Улаганский перевал - высочайший из всех перевалов Горного Алтая. Градиент подъема – 9-11%.
Красноярцы дожидались меня на вершине. Перекусили, попили травяного чаю, купленного в кафе и покатили вниз. Спуск с перевала не сплошной – около 5 километров вниз, затем вновь небольшой подъем и уже потом плавный спуск до базы Михалыча.

За километр до базы остановились искупаться на озере в сотне метрах от дороги. Илья стал совсем неразговорчив.

Через 4 километра от вершина Улаганского перевала по левую сторону дороги находится знаменитая база Михалыча, вернее, база знаменитого Михалыча.






Михалыч - жилистый мужик среднего роста, лет пятидесяти на вид. Славится на всю округу неуемно-веселым нравом и своим музеем. Основу музея составляют экспонаты, оставленные в дар путниками, останавливающимися у Михалыча. Экспонаты самые разные – от детских ползунков до военной формы.

















Догнавшие нас Новоуральцы подарили Михалычу сувениры с символикой своего клуба, а я, поддавшись очарованию этого человека, высыпал содержимое своей аптечки в пакет, оставив в ней пару ампул и шприц, и, подписав маркером, подарил хозяину. Михалыч, поинтересовавшись, нет ли в ампулах наркотиков, прибил аптечку над дверным проемом.


фото Дмитрия Карпунина







фото Дмитрия Карпунина

Передал Михалычу привет от своих земляков, останавливающихся у него в прошлом году, спросил, как поживает козе по кличке Обама. Михалыч сказал, что Обаму зарезал и сделал кошелек из его мошонки, а из известных общественности животных на базе остались лишь коза Моника Левински, да козел Порошенко.





Пара часов у Михалыча пролетели незаметно, вновь приезжающие активно включались в веселые беседы. Лишь Илья, односложно ответив на приветствие хозяина, отказался от угощений и молча сидел на стуле во дворе. Я спросил Дмитрия Карпунина, зачем он берет с собой в Уймонскую степь человека, которого они не то что не знают, но который даже не общается с ними. В ответ новоуральцы сказали, что никуда они Илью не берут – у них своя команда. Стало понятно, вернее непонятно, куда Илья едет дальше.

Отказавшись от предложения Михалыча помыться в баньке, мы седлаем велосипеды и в который раз уже прощаемся с ребятами из группы Карпунина – случайная и, казалось бы, минутная встреча на перевале Кату-Ярык сблизила нас на целые сутки. Но в этот раз прощаемся, вроде бы, окончательно.

Новоуральцы уезжают первыми. Я с красноярцами следом. Дорога под гору, грейдер. Пыльно.
Снимаю спуск на видео, Илья с Ириной уезжают вперед. Догоняю их, останавливаюсь вблизи стоящего у обочины Ильи, чтобы снять камеру и попить воды. Илья подходит ко мне, говорит, что благодарен мне за Чулышман и добавляет, чтоб я ехал дальше один. Переспрашиваю его. Он повторяет свои слова, толкает меня в плечо и говорит, что жалеет о том, что подъехал ко мне на пирсе в Артыбаше. Ирина не хочет, чтобы я уезжал, видно, боится оставаться одна с Ильей.

- Я,- говорю,- не собачка, чтобы уезжать вперед по твоей команде. – стою и отгоняю от себя мысли об апперкоте справа.
Лицо Ильи задергалось, и он повысил голос:
- Я тебе по-хорошему сказал – езжай вперед!!!
Я уже собрался положить велосипед и подойти к Илье поближе, но, посмотрев на его дрожащие побледневшие губы, покачал головой, и поехал вперед, оставив своих бывших попутчиков выяснять отношения.

Ускоряясь на спуске, я подумал, что это очень хорошо, что я не затеял с Ильей драку. Во-первых, накостыляв ему (в чем я не сомневался, спасибо моему тренеру по рукопашке), с каким настроением я поехал бы дальше? Во-вторых, после всего вышеперечисленного он получался явным психом и где гарантия, что, будучи побитым, восстановив силы, он не подкараулил бы меня дальше по дороге и не заехал исподтишка дубиной по голове?

Разогнавшись на спуске, я быстро доехал до Красных Ворот, где задержались на фотосессию ребята из Новоуральска. Они спросили, почему я один. Я вкратце рассказал, после чего ненавязчиво попал в пару общих фотографий, в очередной раз, теперь уже окончательно, попрощался с ребятами и пожелал им удачи. Дальше наши дороги расходились – после поселка Акташ их ждала Уймонская степь, мне же предстояло крутить педали по Чуйскому тракту в сторону Горно-Алтайска.


фото Дмитрия Капунина

В Акташе начался асфальт. Проскочив поселок без остановки, я выехал на Чуйский тракт. Вдоль обочины в попутном направлении впереди шел человек с большим рюкзаком. Поравнявшись с ним, я остановился. Разговорились. Поляк, представился Андреем, хотя на самом деле его имя Анджей.



Путешествует автостопом, сейчас идет в Чибит, что в пяти километрах впереди, собирается вести переговоры с местными по поводу лошадей. В Польше у Анджея туристическая база с лошадьми. Пригласил меня в гости. Обменялись контактами, распрощались, и я покатил дальше.

Хоть ветер и дул навстречу, но продолжающийся сброс высоты помогал поддерживать скорость около 30 километров в час. Пролетающий под колесами пустынный Чуйский тракт в лучах предзакатного солнца со скальными прижимами справа и мутно-серой Чуей в зеленых берегах слева от дороги, завораживали и дарили ощущение свободы.

Навстречу проехала большая группа велотуристов из Москвы, не скрывающих своей радости от выхода на асфальт после Инегеня.


Солнце в ближайшие пару часов грозило скрыться за горными вершинами. Я начал приглядывать место для ночлега, естественно где-нибудь на берегу Чуи. Первую попытку выехать на берег я сделал километров за пять до стелы, указывающей начало Онгудайского района. Съехав с дороги и спустившись к реке, я ничего, кроме просматриваемых со всех сторон коровьих троп не нашел. Пришлось подниматься на дорогу и ехать еще пять с лишним километров, чтобы в двухстах метрах после начала Онгудайского района свернуть налево и по поросшему травой склону спуститься небольшой лесок на берегу реки Чуи. В этот раз от дороги меня отделял километр горного склона.

Здесь, на берегу гремящей по перекатам горной реки, в лесном сумраке, я наконец почувствовал себя в полной мере одиноким велотуристом, ура!





Быстро поставив палатку и разложив вещи, я искупался в мутной от примеси глины реке, и приготовил ужин из гречневой каши с сушеным мясом. На десерт было протеиновое печенье и сладкий крепкий чай. Дневник похода я писать ленился, ограничиваясь лишь тем, что записывал в блокнот цифры километража и высоты. Когда совсем стемнело, я залез в палатку и погрузился в чтение книги Федосеева «Злой дух Ямбуя».

Километраж – 70 км
Общий подъем – 979 метров, общий спуск – 1264 метра.
Время в движении 5 часов 10 мин
Стоянка на высоте 1071 метр.

7 августа, 6 день.

Ночью я спал плохо – сквозь сон и шум реки мне мерещились шаги возле палатки, снился медведь из книги Федосеева.

Неспешно позавтракав оставшейся с ужина гречкой, я без спешки собрался и покинул место стоянки в 08.40. Перед выходом я засыпал в пустую бутылку из-под молока полстакана гречки и залил ее водой на 3 четверти бутылки – к вечеру будет практически готовая каша. Этот отличный способ экономии топлива для горелки и времени, растрачиваемого на приготовление каш я вычитал перед походом на сайте дружественного велотуристам магазина «Робинзон». Вроде бы и просто, а сам я за годы походов до этого не додумался.

Вода оставалась только во фляжке. Тяжело вытолкав велосипед с поклажей на вершину холма, я скатился по траве, объезжая пасущихся коров на дорогу и вскоре догнал Ирину. Вчера они с Ильей несколько часов выясняли отношения, после чего окончательно разъехались. Ночевала Ирина просто под деревом, укрывшись тентом.

Возле Белого Бома Ирина задержалась для фотосъемки.



Вчера я снова стал одиночным велотуристом, но несмотря на это сказал Ирине, что хоть и уезжаю вперед, она всегда может рассчитывать на место в палатке, если увидит место моей стоянки. Через 20 километров от места стоянки справа от дороги показался родник. Я пополнил запас воды, замешал гейнер. Дальше родников не предполагалось, вода только в поселках – в колонках или магазинах.

Нигде не задерживаясь, я покатил вперед. Остановился передохнуть в тени рекламного щита, вблизи каких-то археологических раскопок или места с наскальной живописью. Не стыжусь признаться, что в путешествиях я абсолютно равнодушен к продуктам жизнедеятельности человека – будь то архитектура, наскальные надписи или археологические изыскания. Мне интересна сама дорога и природа, которая ее окружает – горы, реки, а особенно высокие горы, общение с людьми.

Доедая цукаты из пакетика и запивая их водой, я думал, глядя на машины, сворачивающие с дороги в сторону этно-музея, что, наверно, стыдно не любить музеи, когда мимо меня проехали трое велосипедистов в спортивной форме, без рюкзаков на багажниках. Я помахал им, они помахали мне, я доел цукаты и поехал дальше.

Постоянный спуск закончился. Началась череда коротких спусков и все более затяжных подъемов.
Через 60 километров от места ночевки я догнал махавших мне велосипедистов. Они сидели в тени автомобильного прицепа, и, как и в первый раз помахали мне и пригласили отдохнуть с ними. Я сразу согласился. Положил велосипед на землю, стянул с мокрой головы раскаленный шлем и с удовольствием присел на предложенный стул в тени прицепа.







Ребята: Павел, Владимир, Артем с сыном и Сергей из Бийска. В прошлом профессиональные спортсмены – лыжники, борцы. Сергей с внуком едет в машине, везя в прицепе весь груз, а Павел с Владимиром и Артемом налегке, в спортивном темпе крутят педали, преодолевая перевалы и наслаждаясь красотой природы. Я хорошо отдохнул, напился чаю и наелся печенья. Павел прояснил мне дорогу впереди, сказав, что дальше начнется постепенный набор высоты с небольшими спусками, и вставать лучше перед началом подъема в перевал Чикетаман, за поселком Купчегень. Перед отъездом я описал ребятам Ирину и попросил их вежливо навязать свою помощь в случае встречи.

Поблагодарив ребят, я поехал на смотровую площадку, откуда открывался вид на место слияние двух рек – Чуи и Катуни. Вблизи смотровой площадки много машин по обеим сторонам дороги. Здесь же кафе и киоски с сувенирами. Очень много туристов.

Оставив велосипед возле одного из киосков, я пошел к обрыву, откуда открывался самый лучший вид. Девушка, не помню ее имени, охотно меня сфотографировала у самого края обрыва. На фотографии хорошо видно место впадения мутных вод Чуи в широкую, чистую гладь Катуни.



Возвращался к велосипеду не спеша, отвечая на вопросы туристов и поддерживая беседы. У велосипеда потянулся в задний карман майки за навигатором, чтобы прицепить его к креплению на руле… Вместо навигатора рука в пустоте кармана нащупала большую дырку.

Спешно пошел обратно, стараясь идти тем же путем, что и раньше, спрашивал людей вокруг, не видели ли они навигатор. Некоторые, спасибо им, включились в поиски. У обрыва стояла группа иностранных туристов с русским гидом, молодым парнишкой. Он радостно улыбался, наклонившись над каким-то предметом. Предметом был мой навигатор. Парень сказал, что очень хотел записать координаты этого места и думал, у кого бы взять навигатор, и тут посмотрел под ноги и увидел мой, закатившийся под камень. Я подождал, пока паренек и еще пара пожилых иностранцев перепишет с экрана координаты, поблагодарил гида и вернулся к велосипеду. Пора было ехать дальше – на смотровой площадке я уже более получаса.

Дальше началось соревнование с самим собой, благо под колесами была хорошая дорога с небольшим количеством машин, над головой неустанно светило солнце, а по сторонам зеленели луга, чернели горы и блестела Катунь, которая вскоре скрылась за одним из горных массивов.



В одном из поселков я на пару минут заскочил в магазин купить бутылку лимонада. Это был третий и последний раз посещения магазинов на маршруте. Сладкий лимонад плохо утолял жажду, но уж очень захотелось. С лимонадом остановки участились – постоянно хотелось сделать еще пару глотков. Когда он закончился, я спокойно вздохнул и подналег на педали. До Купчегеня уже было совсем немного, пожалуй ровно столько же, сколько сил еще оставалось в моих ногах.

Проехав небольшой поселок, я заметил слева от дороги на берегу реки большой Ильгумень джип Сергея. И он сам замахал мне руками. Время на часах 17.30. Ставлю палатку на берегу.



Подъезжает Паша с ребятами. Все купаются, ставят палатки.



Готовлю ужин отдельно, но Сергей в приказном палатке зовет в их шатер, к столу. С радостью соглашаюсь. Несколько часов едим, общаемся, пьем чай снова и снова. Нечасто бывает, что, видя человека в первый раз, начав с ним говорить, появляется ощущение давнего хорошего знакомства. В этот раз именно так и было.

Уже в темноте подъехала Ирина. Они снова встретились с Ильей, он помог ей с проколотой камерой, предлагал остановиться вместе на базе, но она упорно поехала вперед – ребята из Бийска сказали ей про стоянку за поселком Купчегень.

Еще попили чаю, Ирину накормили ужином. Я с Пашей обменялся контактами. Он сказал, что занимается адвокатской деятельностью, предлагал помощь в случе чего. Так всегда бывает в дороге – случайные попутчики легко раскрываются, предлагают помощь в будущем, подсознательно понимая, что это знакомство закончится одновременно с расставанием с малознакомым собеседником. В случае с Пашей же я был уверен, что позвони я ему через месяц или полгода, он вспомнит и поможет чем сможет; в свою очередь, я поступлю точно также.

Теплая погода, красивые тучи на ночном небе, блеск реки в темноте, общность увлечений – все способствовало дружескому общению.

Километраж – 101.300
Общий подъем – 882 метров, общий спуск – 1077 метра.
Время в движении 6 часов 34 мин
Стоянка на высоте 888 метров.

8 августа, 7 день.


Вдвоем с Ириной выехали в 8.10. Ребята из Бийска должны были нагнать нас за перевалом.
За ночь небо затянуло тучами, по прогнозу в Онгудайском районе был обещан дождь.

До начала подъема в перевал проехали два хороших места для стоянки, как и наше вчерашнее, с туалетами и костровищами. Через 7 километров начался подъем в Чике-Таман.







4 километра подъема в перевал я проехал за 50 минут. Наверху не останавливался. Спуск с перевала порадовал скоростью и видами. Перед Хабаровкой спуск закончился. Проехав поселок, остановился на десятиминутный перекус. Подъехала Ирина, сказала, что на спуске у нее сильно замерзли руки. Теплые перчатки и нормальную дождевую одежду в поход она не взяла. Когда начнется дождь надо убедить ее сесть в машину к Сергею.

Над поселком Онгудай издалека виднелась темно-серая дождевая завеса. Как только на меня упали первые капли, я остановился и быстро начал одеваться и зачехлять сумки. Вновь догнавшая меня Ирина начала делать то же самое.

Нас обогнали Павел, Артем и Владимир – ребята были легко одеты и явно не собирались утепляться. Я предложил Ирине сесть в машину, а велосипед положить в прицеп, натянул чехол на шлем, поскорее сел на начинающее промокать велосипедной седло и поехал вперед. Капли дождя сменились струями. Через 100 метров я догнал ребят – укрывшись от дождя, они стояли в павильоне автобусной остановки.

Позвали меня к себе, но я отказался – дождь пошел основательно и надолго, и смысла пережидать его в павильоне остановки я не видел никакого. Вместо этого я попросил ребят убедить Ирину и усадить ее в машину к Сергею, они пожелали мне удачи, и я покатил вперед.

Переднее колесо с легким свистом рассекало потоки воды на асфальте, с козырька шлема тонкой струйкой стекала вода. Ветер дул в спину, поэтому очки пока не заливало водой, как это обычно случается под сильным дождем. Рукам в промокших неопреновых перчатках и коленям в наколенниках было тепло, ехалось хорошо. Перед поселком Туекта я остановился на десять минут поесть сухофруктов, кырт и попить воды.



Когда проезжал через поселок, меня обогнал Сергей. Заметив рядом с ним Ирину, я почувствовал себя человеком с чистой совестью и подналег на педали.

За Туектой Сергей уже искал место для стоянки. Вдвоем с Ириной они помахали мне, призывая вставать с ними. «Пока едется, надо ехать» - подумал я, махнул им в ответ и крикнул, что поеду дальше.

У поселка Нефтебаза я зашел в кафе, с разрешения хозяйки протащив в дверь велосипед и поставив его рядом со своим столиком. С голодухи заказал лагман и манты, осилил же только лагман. Манты взял с собой.



Дождь продолжался. Сразу за Нефтебазой начался не крутой, но очень длинный подъем в Семинский перевал. Заезжал я в него 3 с половиной часа. Последние километры ехал совсем тяжело. На перевале, несмотря на дождь, народу было хоть отбавляй.



Остановившись попить воды, я покатил вниз.

За 6 часов езды под дождем я промок насквозь, и на спуске сразу начал замерзать, поэтому остановился у кафе, пододеть под ветровку флисовую кофту, а заодно попить горячего чаю. Сидя в теплом кафе я смотрел в окно на то, как струи воды льют на велосипед, а мимо по дороге, разбрызгивая лужи, проносятся автомобили. Фраза «Пока едется, надо ехать», которую, как в трансе, я проговаривал в уме весь день, теперь затихла. Уже не едется.

17.30. заселился в 4-х местный номер базы «Золотой Кедр», заплатив за место 350 рублей. Помылся над раковиной, отжал и повесил сушиться мокрую одежду. Из водонепроницаемых гермосумок вылил приблизительно по стакану воды – хорошо, что я не понадеялся на вонепроницаемость сумок и упаковал всю электронику и карты в пакеты. На ужин доел холодные манты.



Позвонил Паше. Они встали под Туектой, Ирина в отрубе спит в прицепе.

Позвонил Андрей Басалаев. Они с женой в велопоходе в Киргизии. Андрей сказал, что Ирина упала, ударилась головой, расколола шлем, спрашивал совета. Посоветовал.

Допоздна читал «Злой дух Ямбуя». Уснул в мягкой кровати с подушкой и одеялом под шум дождя за окном.

Километраж – 94
Общий подъем – 1528 метров, общий спуск – 775 метров.
Время в движении 7 часов 17 мин
Средняя скорость 12.7

9 августа, 8 день.

Вещи за ночь на теплой батарее полностью высохли.
В 8 утра позавтракал в кафе, быстро собрался и вышел на дорогу.


Дождь прекратился под утро. Небо по-прежнему в облаках. Застегнул ремешок шлема, перекинул ногу через раму, крутанул педали, прижался к рулю, и дорога полетела навстречу.

За Шебалино встретил двух велосипедистов, двигающихся мне навстречу. Молодые парни, лет около 20, один из них на шоссейнике, с минимумом снаряжения. Омичи, с ними двое москвичей – едут следом. Вчетвером едут из Омска по асфальту, без запланированного маршрута, когда надоест, повернут обратно. Пожелал им удачи.






За Чергой начался дождь.
Трасса пустая. На мосту через Катунь ни одной машины. После Чемала автотрафик заметно увеличился. У развилки купил полуторалитровую бутылку медовухи - алтайский сувенир для жены.







Дождь усилился, машин стало больше, длинномеры выдавливают на обочину, заставляя собирать все лужи и придорожную грязь. Ветер встречный – очки пришлось снять, так что еду почти наощупь.

Дорога вдоль Катуни. Хотел остановиться на берегу, перекусить, посмотреть на воду – везде или базы, или поселки, к реке так и не подъехал. Махнул рукой на недоступную Катунь, пообедал в придорожных кустах среди лопухов и репейника.




Созвонился с Ириной – они на Семинском перевале. Сказала, что ребята советуют не доезжая до Горно-Алтайска свернуть направо в поселке Карлушка. Так и сделал, срезав километров двадцать и избежав проезда через весь город.

Горно-Алтайск проехал по касательной, за поселком Кызыл-Озек остановился. Начинало темнеть, дождь продолжался. От Турочака меня отделяло 120 километров. Я подумал, и решился. Как раз в этот момент со сторону Горно-Алтайска показался автобус. Я махнул рукой, и автобус остановился возле меня. Под нетерпеливыми взглядами водителя и пассажиров, я снял колеса и запихал все свое добро в багажное отделение. Тронувшись, водитель взял с меня 50 рублей, сказав, что в Карасуке будет пересаживать пассажиров в другой автобус, и мне повезет, если меня возьмут с моим багажом. Мне повезло.



100 километров до Верх – Бийска обошлись мне в 450 рублей. Сидя в промокшем подо мной пассажирском кресле, я смотрел в окно и укреплялся в мысли, что все-таки хорошо, что я не поехал здесь на велосипеде.

У развилки Турочак – Артыбаш я выгрузился из автобуса и дождался Владимира, который, не взирая на мои протесты, решил встретить меня на своем автомобиле. За двадцать километров до Турочака мы с Владимиром о многом успели поговорить. Замечательный он человек, как и его жена, Светлана, с которой я познакомился за накрытым для меня столом, перед этим напарившись в хорошо протопленной баньке. И снова мне показалось, что я давным-давно знаком с этими замечательными людьми, и постепенно чувство дикой неловкости отступило перед теплотой домашего уюта и дружеской беседы.

Километраж – 161 км.
Время в движении чуть больше 8 часов.
Более точные показатели утеряны.

10 августа, 9 день.

Велопоход завершился вчера. А сегодня утром я попрощался с хозяевами, загрузил велосипед и снаряжение в машину, и отправился в обратный путь. Владимир сказал вчера, что дождь в Турочаке шел каждый день с тех пор, как я уехал на велосипеде в сторону Телецкого озера. И правда – дорогу размыло еще больше. Перед вершиной перевала я заметил легковушку, висящую на скале справа от дороги. Остановив машину, я быстро вышел и направился в сторону аварии, когда меня окликнули. Возле другой машины, стоящей недалеко от моей, топталась группа людей. В тумане я их сразу не заметил. Они сказали, что все нормально, в аварии никто не пострадал, и что я единственный, кто остановился, увидев улетевший с трассы автомобиль – остальные просто проезжали мимо.

За Таштаголом я увидел велотуриста, едущего в попутном мне направлении. Остановившись возле него, я узнал Антона из Серпухова, с которым мы встречались на южном берегу Телецкого озера.







Мы взаимно обрадовались встрече, я погрузил его велосипед на багажник на крыше фунтика, и мы с комфортом покатили в сторону Новокузнецка. Дальше Антон собирался в Сторону Красноярска через Хакасию. По пути я подсказал ему дорогу, рассказал о своем путешествии, он рассказал о своем.

Перед Новокузнецком я высадил Антона у дороги на Междуреченск, отдал ему оставшиеся продукты и пожелал удачи.




У Антона впереди было долгое и несомненно интересное путешествие. Меня ждала семья, по которой я успел изрядно сускучиться, благо до дома оставался какой-то десяток километров.
Перед выгрузкой велосипеда и снаряжения я произнес в камеру традиционную завершительную речь, главное место в которой в этот раз заняли пожелания людям, встреченным мной на маршруте.

Антону я пожелал удачи, ребятам из Бийска – все-таки собраться и попробовать себя в велотуризме, Омичам - организованности в планировании и движении по маршруту, Ирине – чуть более тщательно подходить к выбору снаряжения и значительно более тщательно выбирать компаньонов. Я был благодарен всем встреченным мной туристам и просто людям, пополнившим мою копилку воспоминаний.

А для себя я решил, что если и поеду еще в одиночные походы, то только в непродолжительные, не больше одной недели. И уж если выехал в одиночку, то не стоит брататься с первыми попутчиками, с которыми совпадет маршрут, тем более брать на себя ненужные обязательства. Лучше сразу обговаривать свою автономность и при любом неудобстве уезжать своей дорогой.

Все-таки нет ничего лучше путешествия в команде с надежными проверенными друзьями, в чем я в очередной раз убедился, глядя на ребят из Новоуральска.

Вопреки ожиданию, Чуйский тракт от Акташа до Семинского перевала произвел на меня большее впечатление, чем долина реки Чулышман.

Ирина попрощалась с ребятами, доехала до Бийска, откуда, с пересадкой в Новосибирске, на поезде добралась до дома.

P.S. Продуктов, снаряжения и запчастей всегда нужно меньше, чем кажется.

Велосипедный километраж похода – 650 километров. Общий (теплоход через Телецкое озеро, автобус до Турочака) – 835 км.

Трек похода http://www.gpsies.com/map.do?fileId=rjgstluusmgtqbbl
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments