angol42 (angol42) wrote,
angol42
angol42

Category:

Монголия

2 августа. Второй день.
Озеро Дунд нуур – перевал Шинэ даваа (2632м.) – Улгий
60 километров



Подъем в 7 утра. Сборы затянулись из-за необходимости пополнить запасы питьевой воды. Как и вчера, все по очереди покачали насос фильтра, наполнив еще несколько бутылок (больше в этом походе мы воду не фильтровали – не было необходимости).

Ближе к десяти часам утра, когда над юртами вытянулись струйки дыма, к нам вновь стали прибывать гости, активно принявшиеся помогать в сборах.

В 10.20, помахав руками нашим помощникам, мы покинули берег озера, направив велосипеды в сторону холмов. Оказалось, что ехать по дороге вовсе необязательно – повсюду достаточно ровно, надо лишь следить, чтобы не наехать на камень или не угодить передним колесом в норы, выкопанные сурками.





Дорога плавно забирала в гору. Через полчаса я обнаружил, что оставил на месте стоянки головное крепление для гопрошки. Мыслей вернуться даже не возникло – пусть это будет моя плата за проезд по этой земле.

Несколько часов ехали километрах в пяти от трассы, пока дорога не повернул круто вверх и влево, уводя нас в другую долину. Пришлось съехать поближе к трассе. Так мы оказались у подножия перевала Шинэ даваа.
Мимо проехал и остановился в сотне метров впереди уазик. Из машины высыпали люди в количестве, явно превышающем вместимость салона машины. Не отходя далеко от автомобиля, мужчины, женщины и дети начали справлять нужду без всякого стеснения друг перед другом. Оно, пожалуй, и понятно – кругом ни кустика, ни деревца, за которые можно было бы спрятаться.

Чуть погодя, отдыхая уже на подъеме в перевал, мы наблюдали, как следующая машина так же остановилась у начала подъема, и высыпавшие наружу пассажиры проделали те же самые действия прямо у дороги. Видать, при подъеме в перевалы у монгольских водителей каждый лишний грамм на счету – вот и выгоняют пассажиров облегчаться перед сложными участками.







На вершину перевала поднялись в 13.20, проехав от озера 21 километр. На верхней точке подъема сложена куча из камней. В центре кучи торчит палка, на которой привязано много голубых ленточек. Голубой – любимый цвет монголов, цвет Тенгри, символизирующий чистое небо. На куче лежат подношения духам – деньги, конфеты, бутылки с водкой, костыли. Почему-то на большинстве встреченных нами Обо присутствовали костыли.



Вопреки нашим предостережениям Борисыч взял с Обо костыль, повертел его в руках и положил обратно. Странно, но после этого ничего не случилось – не было раскатов грома, не было молний, поражающих Борисыча за наглость. Даже комары на него не налетели. Отчего я как-то усомнился в реальности существования монгольских духов и неприкосновенности Обо. Позже оказалось, что усомнился зря.
По традиции все обошли вокруг Обо три раза, сфотографировались на перевале и покатили вниз.
Вскоре выехав на асфальт, мы поняли, что перевал вполне можно было объехать - трасса поворачивала вправо, огибая крутой подъем.



До Улгия понеслись с ветерком, который оказался весьма кстати – очень уж припекало солнце. Мы с Андреем, разогнавшись, незаметно оторвались от парней. Пришлось останавливаться и дожидаться их. Тут-то солнце на нас и набросилось. С переменным успехом я пытался спрятаться в тени своего велосипеда – от прямых солнечных лучей удалось спрятать только самые обожженные места на ногах.

Борисыч с Диманом появились на горизонте через полчаса. У Борисыча спустило заднее колесо – поймал колючку. Все таки не стоило ему трогать костыль (этот упрек он услышит от нас не раз и не два за весь поход).



Оставшиеся километры до Олгия пролетели незаметно под шум ветра в ушах затяжном спуске. Улгий (Ульгий, Баян – Ульгий) – столица аймага Баян – Улгий, по-нашему райцентр.





На въезде в город (или поселок городского типа) с нами поравнялась легковушка. Из открытого окна высунулась голова: «Русские? Останавливайтесь, разговаривать будем».

Остановились. Из множества слов я понял, что его зовут Мурат, повсюду эпидемия Ящура, на въезде и на выезде из Улгия стоят карантинные посты, без специальных пропусков нам не проехать, мы должны остановиться у него, потому что только он может помочь с пропусками и жена его готовит только из проверенного мяса.

Позднее время (а в Улгий мы въехали в 16.20), эпидемия Ящура или карантинные посты – все это вместе взятое, помноженное на настойчивость Мурата сделали свое дело. Мы остановились у него.





Подъехали к дому Мурата. Одноэтажный, без привычной нашему взгляду крыши, дом походил на коробку из-под обуви. Впрочем, как и все дома в поселке. Из зелени - только редкие кустики травы. По узким улочкам ветер гонял мелкую пересушенную пыль. Стоило нам остановиться, солнце своим светом придавило нас, словно бетонной плитой. Горели все открытые части тела – защитный крем на «25» оказался бессилен против монгольского солнца.

У дома, возле джипа с новосибирскими номерами, за столиком сидел и пил пиво Кирилл. Конечно же, имя его мы узнали чуть позже – ведь мы не были знакомы, но этот факт не помешал крепкому дружескому рукопожатию. Земляки! Это далеко отсюда, дома, в Новокузнецке, новосибирцы могут не восприниматься как земляки. Здесь же, в Монголии, где по-русски понимает в лучшем случае один из десяти монголов, мы восприняли Кирилла не просто как земляка, а, пожалуй, как давнего товарища (в своем отношении к Кириллу мы только укрепились после совместного ужина и длинного разговора).

Кирилл с женой Ириной и дочерью Валерией, как и мы, въехал в Монголию через Ташанту. Его несостоявшиеся попутчики отказались от поездки, испугавшись эпидемии. Оказывается, об эпидемии Ящура в монголии в СМИ и интернете информация появилась еще до начала нашего похода (хорошо, что информация эта не дошла до нас). Вот и поехал Кирилл без друзей, один. Он слышал про Мурата и надеялся встреть его в Олгие, но не знал, где искать. Оказалось, что даже искать не надо – Мурат сам всех находит, бизнес у него такой. Я сразу вспомнил про упоминание о Мурате, и совет остановиться у него, данный мне незадолго до отъезда. Видать, хороший человек Мурат, раз все его рекомендуют.

За ночлег хороший человек запросил с нас по тысяче рублей с человека (уже потом мы узнали, что всего лишь за одну тысячу можно было снять в гостинице два люксовых номера, и еще осталось бы на интернет кафе). 220 рублей он взял за полчаса пользования домашним интернетом, который так и не заработал. По 500 рублей с каждого из нас он взял за пропуск в зону карантина.



На ужин отведали хозяйской шурпы с водкой «Чингиз», выставленной Кириллом. Мурат быстро захмелел и начал хвастаться, что может все – от пропусков в зону карантина до яйца динозавра с доставкой на дом.
В процессе беседы мы купили у него сим карту «Мобиком». Дальше Мурата понесло еще больше - перечисление своих сверхъестественных способностей перемежалось с жалобами на сложную судьбу. Судьба и вправду оказалась сложная, да и человек, в принципе, неплохой, но мы, устав от его общества, слиняли в дом занимать спальные места, бросив Кирилла одного в обществе радушного хозяина.

Перед сном нам все-таки согрели воды, и парни поплескались из тазика во дворе, получив от хозяина нагоняй за расхаживание в трусах перед его несовершеннолетними дочерьми.

Уснули поздно, перед сном вдоволь напившись чая и порассуждав вслух, каким же мясом нам питаться на маршруте в связи с эпидемией. Перед тем, как заснуть, я попытался восстановить в памяти обрывочные институтские знания про Ящур, силясь вспомнить, опасно ли это заболевание для человека.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments